Островский Александр Николаевич
Островский Александр Николаевич
1823-1886

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (18)


Пьеса "Праздничный сон — до обеда"
Островский Александр Николаевич - Произведения - "Праздничный сон — до обеда"

себя!.. Уж извините его, -- от радости.
   Красавина. Обрадуешься! Деньги-то деньгами, да и собой-то уж очень красавица: телом сахар, из себя солидна, во всей полноте; как одевается, две девки насилу застегнут. Даже несколько совестится. Чего же, я говорю, совеститься, коли бог дал. Аккурат пельсик. Ну, прощайте! Вечерком увидимся.
   Бальзаминова. Прощайте! На дорожку-то. (Наливает.)
   Красавина. И то выпить; об одной-то хромать будешь. (Пьет и закусывает.) Прощай, победитель!
   Бальзаминов. Прощай! (Кидается к ней на шею.)
   Красавина. Рад, рад, уж вижу, что рад; только смотри, под силу ль дерево-то рубишь? Ну, прощай, развозжай, разиня уж уехал. (Уходит.)
  

Бальзаминова провожает ее до кухни и возвращается.

 
  

Явление пятое

  

Бальзаминов, Бальзаминова и потом Матрена.

 
   Бальзаминов. Где мой крандаш, где мой крандаш?
   Бальзаминова. На что тебе крандаш?
   Бальзаминов. Надо, маменька. Матрена! Матрена!
  

Матрена входит.

 
   Где мой крандаш?
   Матрена. А я почем знаю. Какой же ты писарь после этого, когда крандаш потерял.
   Бальзаминов. Писарь! писарь!
   Матрена. Ведь крандаш у тебя все равно что у солдата ружье. Так нешто солдаты ружья теряют?
   Бальзаминов. Какой я писарь! Я скоро барин буду.
   Матрена. Ты барин? Непохоже.
   Бальзаминов. А вот увидишь, как триста тысяч получу.
   Матрена. Триста тысяч! Не верю. У кого ж это такие деньги бешеные, чтоб за тебя триста тысяч дали. Да ты их счесть-то не умеешь.
   Бальзаминов. Ну, да что с тобой разговаривать! Ты ничего не понимаешь.
   Матрена. Где понимать! А еще жених, жениться хочет, а сам крандаш потерял. Бесстыдник!
   Бальзаминов (шарит в боковом кармане). Вот он, нашел.
   Бальзаминова. Ну, что ж будет?
   Бальзаминов. А вот сейчас. (Берет с комода бумажку и садится у стола.) Я теперь получаю жалованья сто двадцать рублей в год, мы их и проживаем; а как будет триста тысяч (пишет триста тысяч), так если по тысяче в год... все-таки мне на триста лет хватит.
   Матрена (всплеснув руками). Батюшки!
   Бальзаминова. Неужли ж ты триста лет хочешь прожить!..
   Бальзаминов. Ну, позвольте! Если по две в год (пишет), все на полтораста лет хватит.
   Бальзаминова. Ты рехнулся совсем.
   Бальзаминов. Что ж, маменька, при хорошей-то жизни, может быть и про­живешь.
   Матрена. Как не прожить!
   Бальзаминов. Ах, я о процентах-то и забыл. Сколько, маменька, процентов с трехсот тысяч?
   Бальзаминова. Да, чай, тысяч двенадцать.
   Бальзаминов. Кажется, маменька, с чем-то двенадцать тысяч.
   Матрена. С денежкой.
   Бальзаминов. С какой денежкой! Что ты врешь!
   Матрена. Что считать-то, чего нет. Смотреть-то скучно. Ты вот сочти лучше: девять веников, по денежке веник, много ли денег? И того не счесть. (Уходит.)
   Бальзаминов (встает). Пойду погулять, пусть немного ветром обдует; а то уж очень много мыслей в голове об жизни.
   Бальзаминова. Ты бы пока слова-то подбирал, какие ужо говорить с невестой.
   Бальзаминов. А вот я во время прогулки и буду слова подбирать.
   Бальзаминова. А я платье приготовлю, надо ужо одеться хорошенько.
  

Уходят.

 
 
  

КАРТИНА ВТОРАЯ

  


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"